Проблемы трансплантологии. Проблемы трансплантологии в современной медицине. Закон о трансплантации органов и тканей человека

Биоэтические проблемы трансплантологии

Проблемы трансплантологии. Проблемы трансплантологии в современной медицине. Закон о трансплантации органов и тканей человека

Актуальность изучения этических проблем пересадки органов в клинической практике обусловлена тем, что в каждом случае она связана с решением сразу двух людей — донора — человека, который может отдать свои органы или ткани для пересадки — и реципиента — лица, нуждающегося в такой пересадке. Цель данного исследования − показать основные биоэтические проблемы трансплантологии.

Трансплантация органов и тканей человека − замещение отсутствующих или поврежденных органов или тканей, которое основано на заборе органов и тканей у донора или трупа человека, их типизировании, консервации и хранении [1]. Известно, что уровень развития трансплантологии в стране является одним из индикаторов развития медицины.

С этой отраслью связана разработка новейших медицинских технологии высшей категории сложности, которые затем находят широкое применение и в других областях практической медицины.

Поэтому, некоторое перераспределение ресурсов в пользу трансплантологии, как направления разработки и внедрения высоких медицинских технологий обеспечивает прогрессивное развитие здравоохранения и в конечном итоге оказывается благом для населения в целом [2, с. 56].

Установлено, что трансплантация почки позволяет существенно снизить затраты на лечение хронической почечной недостаточности гемодиализом и добиться при этом лучших результатов лечения и реабилитации пациентов.

Лечение хронического, периодически повторяющегося гепатита с трансформацией в цирроз печени (частые госпитализации, применение интерферонов, полная инвализация больных и т. д.

) в целом обществу обходиться дороже, чем трансплантация печени у того же пациента [3].

Профессиональная врачебная этика в отношении трансплантации органов однозначна: помочь больному-реципиенту необходимо обязательно, но не за счет здоровья донора.

Законом запрещается пересадка органа, если заведомо известно, что эта операция нанесет необратимый вред донору.

Второе правило объясняет механизм принятия решения врачом: трансплантация органов допустима, если результат операции оправдывает нежелательные побочные эффекты.

Однако следует отметить, что общество в целом не подготовлено в полной мере к восприятию идей трансплантации и донорства.

Поэтому именно в этой отрасли медицины, необходимо создание морально- этических норм и соответствующего законодательства, которые адекватно бы регулировали процесс пересадки органов и тканей.

С другой стороны, единственным методом лечения ранее безнадежных больных является трансплантация и это высочайшая степень врачебного риска и последняя надежда для пациента [4].

На сегодняшний день современными исследователями выделяется целый ряд проблем, связанных с вопросами биоэтических норм, которые становятся актуальными в связи с активным развитием трансплантологии.

К наиболее острым относят проблемы справедливости в распределении между потенциальными реципиентами дефицитных ресурсов (органов и тканей) трансплантологии, моральные проблемы процедуры забора органов от живых доноров, пересадки органов от трупа, этические проблемы, связанные с торговлей человеческими органам и тканями, проблему донора (особенно при трансплантации таких непарных жизненно важных органов, как сердце, печень, поджелудочная железа и т. д.).

Существует несколько видов трансплантации. Они отличаются друг от друга не только с медицинской, но и с этической точки зрения. Сложность ситуации заключается в том, что трансплантологи должны сделать всё для спасения жизни пациента, но одновременно с этим, чем раньше они начнут забор органов и тканей из тела, тем больше шансов, что пересадка пройдет успешно.

В случае изъятия и пересадки органов и тканей от умершего донора долгое время оставался нерешенным вопрос относительно критериев понятия «умерший донор».

В соответствии с традиционными критериями, необратимое прекращение работы сердца и легких — достаточное основание для констатации смерти, тогда какой смысл пересаживать нежизнеспособные органы? В обратном случае, нет оснований признать человека умершим. Со временем использовать органы умерших доноров стало возможным, когда был узаконен новый критерий смерти человека — смерть мозга.

Именно после этого в течение нескольких дней можно искусственно поддерживать работу сердца, легких, печени. Коллизия очевидна: борьба за жизнь умирающего и необходимость скорейшего получения органов и тканей для пересадки реципиенту. Нет единого мнения в решении этой проблемы. Существуют две полярные позиции.

Либеральная биоэтика всесторонне поддерживает трансплантацию как перспективное направление в медицине. Ее представители акцентируют внимание на гуманистических ценностях, исключая экономические выгоды. Консервативно-христианская позиция сводится к тому, что нанесение повреждений телу означает потерю уважения к живущему.

Трансплантация органов от живых доноров не менее проблематична в этическом плане, чем превращение умершего человека в донора.

Нравственно ли продлевать жизнь на какое-то время ценою ухудшения здоровья, сознательной травматизации и сокращения жизни здорового донора? Гуманная цель продления и спасения жизни реципиента теряет статус гуманности, когда средством ее достижения становится нанесение вреда жизни и здоровью донора.

Не менее дискуссионным является вопрос дефицита донорских органов. Определенной гарантией справедливости при распределении донорских органов является включение реципиентов в трансплантологическую программу, которая формируется на базе «листа ожидания».

Реципиенты получают равные права на соответствующего им донора в пределах этих программ, которыми предусмотрен также обмен донорскими трансплантантами между трансплантационными объединениями.

Обеспечение «равных прав» реализуется через механизм выбора сугубо по медицинским показаниям, тяжестью состояния пациента-реципиента, показателям иммунологической или генотипической характеристик донора [5].

В соответствии с принятыми международными и отечественными принципами главным критерием, влияющим на решение врача, является степень иммунологической совместимости пары донор–реципиент. Орган получает не тот, у кого выше или ниже положение, не тот, у кого больший или меньший доход, а тот, кому он больше подходит по иммунологическим показателям.

С другой стороны, существует база данных донорских органов и их иммунологических показателей. При появлении донорского органа его биологические данные начинают сравнивать с биологическими параметрами людей, находящихся в «листе ожидания». И с чьими параметрами орган более совместим, тому реципиенту его и отдают.

Данный принцип распределения считается наиболее справедливым и вполне оправдан с медицинской точки зре- ния, так как способствует снижению вероятности отторжения данного органа. В том случае, если донорский орган подходит нескольким реципиентам, то в действие вступает второй критерий — критерий степени тяжести реципиента.

Состояние одного реципиента позволяет ждать еще полгода или год, а другого — не более недели или месяца. Орган отдают тому, кто меньше может ждать. Обычно на этом распределение заканчивается.

Как быть в ситуации, когда двум реципиентам орган практически одинаково подходит, и они оба находятся в критическом состоянии и не могут долго ждать? В этом случае решение принимается на основании критерия очерёдности. Врач также должен принимать в расчет длительность нахождения реципиента в «листе ожидания».

Предпочтение отдают тому, кто раньше «встал» в «лист ожидания». Помимо трех названных критериев, в соответствии с действующим законодательство, учитывается расстояние (удаленность) реципиента от места нахождения донорского органа, так как время между изъятием органа и его пересадкой строго ограничено.

Одним из органов с наименьшим сроком для пересадки является сердце (около пяти часов). И если время, затраченное на преодоление расстояния между органом и реципиентом, больше времени «жизни» органа, то донорский орган отдают реципиенту, находящемуся на более близком расстоянии [6, с. 293–294].

Таким образом, развитие трансплантологии сегодня является не только медицинской, но и биомедицинской проблемой требующей разработки и принятия законодательных актов на основе соблюдения этических норм.

Литература:

1.                  Денисова, С. Д. Биомедицинская этика: Практикум / Под общ. ред. С. Д. Денисова, Я. С. Яскевич — Мн.: БГМУ, 2011. [Электронный ресурс]. http://medznate.ru/docs/index-30178.html?page=9

2.                  Семашко, Н. А. Врачебная этика / Н. А. Семашко. − Спб.: АЦИС, 2005. — 230 с.

3.                  Усс, А.Л., Пиневич Д.Л, Кушниренко В. С., Миланович Н. Ф., Руммо О. О. // А. Л. Усс и др. Состояние и перспективы трансплантологии в Республике Беларусь / Состояние и перспективы трансплантологии: материалы Международной научно-практической конференции (Минск, 9–10 окт. 2008 г.) Мн.: Белорусская наука, 2008.

4.                  Этические вопросы трансплантологии [Электронный ресурс]. http://transplantation.eurodoctor.ru/transplantologyethics/

5.                  Этические проблемы трансплантологии [Электронный ресурс]. http://www.it-med.ru/library/ie/ieticheskie.htm

6.                  Ляуш Л. Б. медицинские и биоэтические вопросы организации трансплантологической помощи в России. [Электронный ресурс] http://cyberleninka.ru/article/n/meditsinskie-i-bioeticheskie-voprosy-rganizatsii-transplantologicheskoy-pomoschi-v-rossii

Источник: https://moluch.ru/archive/96/21539/

Проблемы правового регулирования трансплантации органов (тканей) человека в России

Проблемы трансплантологии. Проблемы трансплантологии в современной медицине. Закон о трансплантации органов и тканей человека

Гражданское право Проблемы правового регулирования трансплантации органов (тканей) человека в России

Наиболее важным стал вопрос о юридических моделях забора органов и тканей человека для трансплантации.

На 63-й сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения в мае 2010 г., согласно руководящим принципам ВОЗ по транс­плантации человеческих клеток, тканей и органов, установи­лись юридические модели забора органов, тканей и клеток:

1)     презумпция несогласия (opting in), согласно которой забор трансплантатов допускается лишь в случае, если доно­ром при жизни было высказано согласие на подобное изъятие (в противном случае такое согласие может быть дано род­ственниками умершего);

2)     презумпция согласия (opting (or contracting) out), в со­ответствии с которой забор донорского материала разрешен в случае, если лицом при жизни не было высказано возражение против изъятия.

Вопросы, возникающие по поводу трансплантации орга­нов и тканей человека, регулируются Законом РФ от 22 дека­бря 1992 г. № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тка­ней человека».

Принятие данного закона стало значительным для трансплантологии России и в определении роли правовых механизмов в регламентации трансплантации органов и тка­ней.

На основании и в соответствии с требованиями законода­тельных актов по вопросам трансплантации органов и тканей профильным министерством были изданы соответствующие приказы, инструкции и другие подзаконные акты, которые призваны детализировать реализацию на практике положе­ний законов.

В ст. 8 Закона о трансплантации закреплен принцип пре­зумпции согласия на изъятие органов и (или) тканей у трупа.

В данной статье сказано, что изъятие органов и (или) тка­ней у трупа не допускается, если учреждение здравоохра­нения на момент изъятия по­ставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов и (или) тканей после смерти для трансплантации реципиенту.

Однако ст. 5 Федерального закона от 12 января 1996 г.

№ 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» гласит: «волеизъявле­ние лица о достойном отношении к его телу после смерти пред­ставляет собой пожелание, которое выражается в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме: о согласии или несогласии быть подвергнутым патологоанатомическому вскрытию; о согласии или несогласии на изъятие органов и (или) тканей из его тела; быть погребенным на том или ином месте, по тем или иным обычаям или традициям, рядом с теми или ины­ми ранее умершими; быть подвергнутым кремации; о доверии исполнить свое волеизъявление тому или иному лицу».

Полагаем, что в данном случае существует правовая коллизия двух нормативно правовых актов, так как в Федеральном законе «О погребении и похоронном деле» просматривается презумпция несогласия.

Данное расхождение способствует с одной стороны тому, что в учреждениях, которые занимаются забором транс­плантатов в целях пересадки, не существует единого мнения в от­ношении правомерности изъятия органов и тканей, которые при­надлежат умершим людям, презумпция согласия, закрепленная Законом о трансплантации, а с другой, презумпция несогласия, установленная Законом о погребении.

Соответственно в связи с противоречиями данных нормативно правовых актов, единствен­ным решением данной проблемы является мнение руководителя учреждения, в котором осуществляется забор органов и тканей.

Ни в науке, ни в практике проблема презумпции согласия на трансплантацию органов не находит однозначного решения.

Так же ведутся многочисленные дискуссии по поводу за­крепления на законодательном уровне презумпции несогла­сия на изъятие органов после смерти человека не оставившего завещания, так как сам человек имеет право распорядиться своим телом и органами, как при жизни, так и после смерти.

Органы, ткани и клетки умершего признаются объектами гражданских прав в результате изъятия их из тела умершего, при наличии его прижизненного волеизъявления, и, относятся они к категории вещей, ограниченных в обороте. В данном случае мы можем предположить, что они должны входить в наследственную массу умершего и переходить по наследству.

Однако в законе сле­дует отметить, что данные объекты обладают специальным стату­сом и не могут переходить по наследству, так как не относятся к нематериальным благам. Необходимо отметить, что закон о по­гребении наделяет родственников или иных лиц, взявших на себя погребение умершего определять правовой режим тела умерше­го.

Вторжение в сферу нематериальных благ после смерти челове­ка, не оставившего завещания, позволить нельзя.

Однако если признать за родственниками право собствен­ности на тело, то только в таком случае, возможно, спрашивать согласия родственников на трансплантацию и другие манипу­ляции с телом и органами умершего.

Исключение будет состав­лять категория умерших лиц, чью личность так и не получилось установить. В данном случае согласия на трансплантацию ор­ганов или тканей трупа спрашивать будет не у кого.

Поэтому если органы и ткани умершего лица будут в пригодном для трансплантации состоянии, то их можно изъять и без согласия гражданина.

Стоит отметить отсутствие правового механизма реали­зации гражданами права отказаться от изъятия у них и (или) их родственников органов и (или) тканей. Фактически право на отказ от изъятия у человека органов и (или) тканей, которое закреплено на конституционном и законодательном уровнях, в настоящее время не может быть реализовано.

Авторы юридической литературы выделяют определен­ный перечень причин, которыми можно объяснить данное по­ложение вещей.

Во-первых, в Российской Федерации все еще не определен порядок выражения и закрепления (фиксации) прижизненного волеизъявления гражданина, выражающего его несогласие на изъятие у него органов и (или) тканей по­сле его смерти.

Во-вторых, на федеральном уровне отсутствует уполномоченный государственный орган, который смог бы осуществлять единый порядок учета мнений граждан России на изъятие у них или же их родственников органов и (или) тка­ней после их смерти.

Такие авторы, как В. Б. Евдокимов и Т. А.

Тухватуллин вы­сказывают свою точку зрения о том, что для реализации за­крепленного на конституционном и законодательном уровнях права на выражение волеизъявления на согласие или отказ от посмертного донорства на федеральном уровне, к примеру, на уровне Минздрава РФ, необходимо создать и обеспечить ведение единого общероссийского государственного реестра волеизъявлений граждан РФ, которые высказались по поводу изъятия у них органов и (или) тканей.

Полагаем, что следует согласиться с данной точкой зре­ния автора, поскольку создание такого реестра вполне спо­собно решить проблему учета волеизъявления гражданина на изъятие его органов и (или) тканей в целях трансплантации.

Еще одним из наиболее важных моментов является закон, который должен установить презумпцию права государственной собственности на тело и органы умершего человека, не оставив­шего завещания.

Отметим, что единственным субъектом, опре­деляющим оборотоспособность исследуемых объектов, является государство, и именно это должно быть закреплено в законе.

Оборотоспособность таких субъектов должна осуществляется с учетом обычая как источника права и с учетом административ­но-правового статуса гражданина, а именно гражданином какого государства он является. Исходя из этого, к его телу и органам по­сле смерти должны применяться нормы, регулирующие право­вой статус тела страны умершего.

Еще одной из самых важных проблем современной транс­плантологии является полная нехватка донорских органов и тканей человека. Согласно данным Министерства здравоох­ранения и социальных служб, в США ежегодно около 123000 человек ожидают своей очереди на операцию по транспланта­ции, 22 из них не доживают до этого момента, в среднем каж­дый день 79 человек получают необходимый им орган.

Отметим, что в медицине на сегодняшний день неоднознач­ной процедурой является ксенотрансплантация. В связи с ней неизбежно встают как этические, так и научные проблемы.

Ксе- нотрансплантация представляет собой пересадку либо инфузию в организм человека-реципиента клеток, тканей или органов жи­вотных, птиц, рыб, земноводных в целях лечения, профилактики, диагностики заболеваний.

Значимость этого вида транспланта­ции заключается в почти неограниченном количестве донорского материала и возможности получения органов любого размера.

Основные трудности заключаются в том, что:

невозможно обеспечить адекватное функционирование трансплантата. Органы животного не могут иметь необходи­мого запаса прочности и долговечности, чтобы поддерживать функции человеческого органа, и физиология животных от­лична от физиологии человека.

происходит отторжение чужеродного материала. Даже если острое отторжение преодолено путем генетической мо­дификации или созданием барьера, развитие клеточного или хронического отторжения все еще приводит к неудачам.

В России ксенотрансплантация упоминается в распоря­жении Правительства РФ от 3 декабря 2012 г. № 2237-р «Об ут­верждении Программы фундаментальных научных исследова­ний государственных академий наук на 2013 – 2020 гг.». Также она содержится в проекте распоряжения Правительства РФ «О программе фундаментальных научных исследований госу­дарственных академий наук на 2013 – 2020 годы».

В ст. 4 Федерального закона от 12 апреля 2010 г.

№ 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» раскрывается дефиниция лекарственных средств: это вещества или их комбинации, всту­пающие в контакт с организмом человека или животного, про­никающие в органы, ткани организма человека или животного, применяемые для профилактики, диагностики (за исключением веществ или их комбинаций, не контактирующих с организмом человека или животного), лечения заболевания, реабилитации, для сохранения, предотвращения или прерывания беременно­сти и полученные из крови, плазмы крови, из органов, тканей организма человека или животного, растений, минералов мето­дами синтеза или с применением биологических технологий.

Следовательно, Закон прямо предусматривает, что для изготовления лекарственных средств могут использоваться кровь, плазма крови, органы, ткани организма животного. К примеру, для создания вакцины против дифтерии использу­ется кровь лошади, клетки поджелудочной железы свиньи ис­пользуют для лечения сахарного диабета первого типа.

Ни в каких других нормативных правовых актах ксено- трансплантация больше не упоминается.

Исследования ученых привели к тому, что на сегодняш­ний день существует необходимость в правовой регламента­ции ксенотрансплантации. Пересадка человеку органов, тка­ней, клеток животных, птиц, рыб, земноводных сегодня стала реальностью, и поэтому законодатель не должен исключать из правового поля данную сферу.

Вследствие этого стремительное развитие трансплантоло­гии в России и изменения российского законодательства в обла­сти здравоохранения наглядно демонстрируют, что на данный момент существует огромная необходимость формирования нового правового ландшафта в данной области. Это сложная задача, которую совместными усилиями должны решать спе­циалисты в области медицины, биологии, биоэтики и права.

ЧЕРТОВА Анастасия Анатольевна
магистрант, ассистент кафедры теории государства и права Института сферы обслуживания и предпринимательства (филиала) Донского государственного технического университета в г. Шахты

КОСТАНЯН Наира Айковна
магистрант Института сферы обслуживания и предпринимательства (филиала) Донского государственного технического университета в г. Шахты

  

Источник: https://www.eurasialegal.info/index.php/grazhdanskoe-pravo/7042-2018-07-12-09-37-25

Трансплантация органов и тканей человека: проблемы и пути решения

Проблемы трансплантологии. Проблемы трансплантологии в современной медицине. Закон о трансплантации органов и тканей человека

Трансплантация органов и тканей человека: проблемы и пути решения

Научная статья

Носаненко Г.Ю.1, * Гаврилюк Р.В.2

1 ORCID: 0000-0002-2281-6196;

2 ORCID: 0000-0001-9533-0042;

1, 2 Казанский инновационный университет имени В. Г. Тимирясова (ИЭУП), Казань, Россия

* Корреспондирующий автор (gnosanenko[at]mail.ru)

Аннотация

Права четвертого поколения, к которым относят соматические права, вызывают много споров. Одним из таких прав является право человека на трансплантацию органов и тканей. В статье рассматриваются морально-этические и правовые аспекты этого явления.

В итоге автор приходит к выводу, что большинство людей не знают о существовании в нашей стране системы «неиспрошенного согласия» при пересадки органов от мертвого донора. Кроме того существует ряд проблем, в том числе, моральных и правовых при регулирования указанных отношений.

Для решения большинства моральных проблем необходимо развивать высокие технологии, позволяющие искусственно выращивать человеческие органы, а также ввести систему «испрошенного согласия», иначе остается высокой вероятность злоупотреблений, как со стороны врачей, так и о стороны криминальных группировок.

Ключевые слова: трансплантация, права человека, «испрошенное согласие», «неиспрошенное согласие», «трансплантационный туризм», клинический подход, 3D биотехнологии, биопринтинг.

TRANSPLANTATION OF HUMAN ORGANS AND TISSUES: PROBLEMS AND SOLUTIONS

Research article

Nosanenko G.Yu.1, * Gavrilyuk R.V.2

 1 ORCID: 0000-0002-2281-6196;

2 ORCID: 0000-0001-9533-0042;

1, 2 Kazan Innovative University named after V. G. Timiryasov (IEML), Kazan, Russia

* Corresponding author (gnosanenko[at]mail.ru)

Abstract

The rights of the fourth generation, which include somatic rights, cause a lot of controversy. The human right to organ and tissue transplantation falls into this category. The article discusses moral, ethical and legal aspects of this phenomenon.

As a result, the author comes to the conclusion that most people are unaware of the existence of the “unsolicited consent” system for organ transplantation from a dead donor in Russia.

In addition, there are a number of problems, including moral and legal ones, which concern the regulation of these relations.

To solve the majority of the moral problems, it is necessary to develop high technologies for growing human organs artificially, as well as to introduce the system of “solicited consent,” otherwise the lihood of abuse is high, both on behalf of doctors and criminal groups.

Keywords: transplantation, human rights, “solicited consent,” “unsolicited consent,” “transplantation tourism,” clinical approach, 3D biotechnology, bioprinting.

Право человека распоряжаться своим телом является одним из соматических прав, прав – напрямую связанных с новейшими технологиями [1, С. 32]. Из достаточно развернутого перечня данных прав (право на достойную смерть,  на аборт, на смену пола и др.

), далеко не все из которых разрешены в России, трансплантация органов и тканей человека предусмотрена  российским законодательством [2].

Объектами ее могут быть сердце, печень, лёгкое, почки, костный мозг и другие органы, При этом возможность забрать орган (жизнь) у одного человека, чтобы спасти другого ставит перед обществом ряд вопросов:

– по каким критериям можно определить, кто может стать донором и каким образом испрашивать у него согласие;

– как не допустить нарушения права на жизнь в этой области;

– не утрачивается ли в результате трансплантации органов ценность человека в целом и др.

Эти и другие морально-этические, био-медицинские и правовые  проблемы, связанные с пересадкой органов, обостряются еще и тем, что в современном мире, во всех странах, количество людей, нуждающихся в подобной операции (реципиентов) гораздо больше, чем доноров, что способствует появлению черного рынка человеческих органов, жертвой которого может стать любой человек.

В Российской Федерации сфера трансплантологии и донорства, как возможности спасения жизни и здоровья, закреплена в Конституции РФ (ст. 20 и 41) [3, Ст. 20, 41].

  Основные принципы трансплантации содержатся в Закон РФ № 4180-1 «О трансплантации органов и (или)  тканей человека» [2], который закрепляет, что медицинское вмешательство возможно только тогда, когда исчерпаны все другие способы спасения человека и что она может применяться только с целью восстановления здоровья, а не в интересах общества и науки. В Законе № 323-ФЗ «Об основах охраны граждан в Российской Федерации» [4] определено, что донором может стать как живой, так и мертвый человек, регламентирован порядок оказания и прекращения реанимационных мероприятий. Важным документом, регулирующим порядок установления момента смерти, является Постановление Правительства РФ № 950 [5].

Все эти нормативно-правовые акты подразумевает гуманистическую направленность современных технологий и тесно коррелирует с нормами Всемирной Организации Здравоохранения, где трансплантация рассматривается только как средство для спасения жизни и здоровья человека.

В тоже время остается еще немало спорных вопросов, одним из которых является вопрос о том, может ли быть донором только мертвый человек или живой тоже.  В России, как и в большинстве европейских стран, этот вопрос решается положительно и в первом, так и во втором случаях, но при разных условиях.

Живым донором, могут стать только близкие родственники, к изъятию у которых допускаются исключительно парные органы, либо части органа или ткани, отсутствие которых не несет серьезного вреда здоровью.

При этом сам донор должен пройти серьезное медобследование, быть проинформирован о последствиях операции, дать письменное согласие на изъятие органа. Как правило, запрещено быть живыми донорами несовершеннолетним и умственно неполноценным гражданам, хотя в некоторых станах из этого правила имеются исключения.

Например, в Швеции, в исключительных случаях (для спасения брата/сестры, которых они сильно любят), такие лица могут выступать донорами.

Еще сложнее обстоят дела с нежизнеспособными донорами, т.е. людьми в возрасте от 5 до 50 лет, умершими в больницах. Забор органов у них происходит вследствие необратимых последствий, связанных со смертью. Диагноз в таком случае устанавливается врачебной комиссией.

И первый вопрос, которой сразу возникает в такой ситуации  у родственника такого пациента; все ли сделано для того, чтобы человек выжил.

Врач же, в первую очередь должен знать,  есть ли разрешение на использование тела (органов и тканей), в противном случае, он рискует оказаться на скамье подсудимых.

Оба вопроса не имеют однозначных ответов и требуют более детальной регламентации, несмотря на то, что мировая практика предлагает два варианта их решения, с помощью закрепления одной из систем:

– «испрошенного согласия», т.е. явно выраженного согласия на забор органов после смерти, которое оформляется письменно, самим человеком, либо после его смерти одним из членов семьи;

– «неиспрошенного согласия», предполагает, что если при жизни человек не высказывал возражений, а после его смерти его близкие не заявляли отказ по поводу донорства органов, то органы можно изымать.

При такой системе возникает один очень сложный вопрос: что должны чувствовать родственники, когда узнают, что их близкого человека разобрали на «запчасти».

В России уже накоплен опыт судебной практики, когда родственники обвиняли  хирургов, принявших решение о заборе органов, не уведомив их об этом, в превышении полномочий.

Однако они не нашли поддержки и в Конституционном Суде РФ, который оказался на стороне врачей, обосновав своё решение тем, что презумпция согласия на изъятие органов и тканей человека, с целью трансплантации и донорства в нашей стране не противоречит Конституции РФ [6].

При этом нельзя отрицать, что злоупотребления правом принимать решение о донорстве является главным минусом обеих систем, поддерживающим незаконную трансплантацию и торговлю органами.

В этой связи, к потенциальным жертвам можно отнести любого из нас, но наиболее незащищенными все же оказываются маргинальные слои: бездомные, дети, усыновляемые за рубеж, люди, отбывающие наказание.

При огромном дефиците реципиентом, все они имеют высокую вероятность попасть в сферу интересов организованной преступности, поскольку цены на тот или иной орган на «черном рынке» исчисляется тысячами долларов.

Конечно, нельзя сказать, что в России действует налаженная система по коммерциализации изъятия и пересадки органов и тканей, но все же, как  вид криминализированного бизнеса, отдельные случаи имеют место быть.

Серьезной проблемой для нашей страны остается проблема коррупции в медицине [7, С. 318], приводящая к  коммерциализации пересадки органов.

Несмотря на то, что принцип запрета «купли – продажи» органов закреплен законодательно, случаи незаконной торговли человеческими органами имеют место быть.

Причем речь идет не о стоимости операции по пересадке, а именно об изъятии, принуждению к изъятию, убийстве человека с целью изъятия органов. В этом случае российское уголовное законодательство, прежде всего, ст.

120 УК РФ  «принуждение к изъятию органов и тканей человека для трансплантации» [8, Ст. 120], содержащая лингвистическую ошибку, при буквальном ее толковании признает потерпевшим не того, у кого собираются изъять орган, а того, кто проводит такую операцию, то есть врача, осуществляющего хирургический процесс. И конечно же она нуждается в доработке [9, С. 74].

Еще одной проблемой является низкий уровень доступности помощи по пересадке органов и тканей, т.к. такие медицинские центры есть далеко не во всех субъектах РФ.

Их отсутствие не только не позволяет встать в лист ожидания многим российским гражданам, но и не дает возможность изымать органы, например у жертв автомобильных аварий, которых, по статистике более 16 000 человек в год (данные за 2018 г.) [10].

Подводя итоги отметим:

– трансплантология – это та сфера жизнедеятельности, от которой отказаться уже невозможно, поэтому необходимо разрабатывать и внедрять гуманистические принципы, на основе которых она будет регламентироваться;

– к числу причин, способствующих незаконной трансплантологии относятся: низкий уровень жизни населения, который может заставить задуматься отдельных людей о продаже своих органов; недостаточное государственное финансирование трансплантационных программ; дефицит трансплантатов и распространение «трансплантационного туризма»; ограниченное количество медицинских трансплантационных центров и желание людей любой ценой сделать операцию побыстрее; наличие большого количества людей, находящихся в зоне риска незаконного изъятия органов;

– для устранения недостатков необходимо: внести поправки в УК РФ, предусматривающие наказание за незаконное приобретение, хранение и перевозку органов; внести поправки в Закон «О трансплантации органов и тканей человека» заменив презумпцию согласия на презумпцию несогласия на изъятие органов; запретить изъятие органов у осужденных и лиц без определенного места жительства; развивать новейшие 3D биотехнологии.

Отметим так же, что Россия постепенно претерпевает эволюцию в области трансплантологии. За последние годы, для развития донорства и пересадки органов и тканей было проделано немало, создано множество нормативно-правовых актов, частичное финансирование было возложено на государственный аппарат, оснащена материально-техническая база и многое другое. И работа продолжается.

Конфликт интересовНе указан.Conflict of InterestNone declared.

Список литературы / References

  1. Гаврилюк Р. В. Право граждан на охрану здоровья / Р. В. Гаврилюк, Г. Ю. Носаненко, А. Р. Гаврилюк // В сборнике материалов международной научно-практической конференции Академии МУБиНТ. – 2018. – С. 30 – 32.
  2. Закон РФ от 22.12.1992 №4180-1 (с последующими изм.) «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – №2. – Ст. 62.
  3. Конституция Российской Федерации. Принята на всенародном ании 12 декабря 1993 г. (с поправками от 21 июля 2014 г. № 11 – ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. – 2014. – №30. – Ст. 4202.

Источник: https://research-journal.org/law/transplantaciya-organov-i-tkanej-cheloveka-problemy-i-puti-resheniya/

Трансплантация органов и тканей. Справка

Проблемы трансплантологии. Проблемы трансплантологии в современной медицине. Закон о трансплантации органов и тканей человека

Гомотрансплантация – пересадка от одной особи к другой особи того же вида.

Гетеротрансплантация – пересадка, при которой донор и реципиент относятся к разным видам одного рода.

Ксенотрансплантация – пересадка, при которой донор и реципиент относятся к разным родам, семействам и даже отрядам.

Все виды трансплантации, противопоставляемые аутотрансплантации, называются аллотрансплантацией.

Трансплантируемые ткани и органы

В клинической трансплантологии наибольшее распространение получила аутотрансплантация органов и тканей, т.к. при этом виде пересадок отсутствует тканевая несовместимость. Более часто проводят трансплантации кожи, жировой ткани, фасций (соединительная ткань мышц), хряща, перикарда, костных фрагментов, нервов.

В реконструктивной хирургии сосудов широко применяется трансплантация вен, особенно большой подкожной вены бедра. Иногда для этой цели используют резецированные артерии – внутреннюю подвздошную, глубокую артерию бедра.

С внедрением в клиническую практику микрохирургической техники значение аутотрансплантации возросло еще больше.

Получили распространение трансплантации на сосудистых (иногда и нервных) связях кожных, кожно-мышечных лоскутов, мышечно-костных фрагментов, отдельных мышц.

Важное значение приобрели пересадки пальцев со стопы на кисть, трансплантации большого сальника (складка брюшины) на голень, сегментов кишки для пластики пищевода.

Примером органной аутотрансплантации является пересадка почки, которую проводят при протяженных стенозах (сужениях) мочеточника или с целью экстракорпоральной реконструкции сосудов ворот почки.

Особый вид аутотрансплантации – переливание собственной крови больного при кровотечениях или преднамеренной эксфузии (изъятия) крови из кровеносного сосуда больного за 2-3 суток перед операцией с целью ее инфузии (введения) ему же во время оперативного вмешательства.

Аллотрансплантация тканей используется наиболее часто при пересадке роговицы, костей, костного мозга, значительно реже – при трансплантации b–клеток поджелудочной железы для лечения сахарного диабета, гепатоцитов (при острой печеночной недостаточности).

Редко применяют трансплантации ткани головного мозга (при процессах, сопутствующих болезни Паркинсона). Массовым является переливание аллогенной крови (крови братьев, сестер или родителей) и ее компонентов.

Трансплантация в России и в мире

Ежегодно в мире выполняется 100 тысяч трансплантаций органов и более 200 тысяч – тканей и клеток человека.

Из них до 26 тысяч приходится на трансплантации почек, 8-10 тысяч – печени, 2,7-4,5 тысячи – сердца, 1,5 тысячи – легких, 1 тысяча – поджелудочной железы.

Лидером среди государств мира по количеству проводимых трансплантаций являются США: ежегодно американские врачи выполняют 10 тысяч пересадок почек, 4 тысячи – печени, 2 тысячи – сердца.

В России ежегодно производится 4-5 трансплантаций сердца, 5-10 трансплантаций печени, 500-800 трансплантаций почек. Этот показатель в сотни раз ниже потребности в данных операциях.

Согласно исследованию американских экспертов, расчетная потребность количества трансплантаций органов на 1 млн населения в год составляет: почка – 74,5; сердце – 67,4; печень – 59,1; поджелудочная железа – 13,7; легкое – 13,7; комплекс сердце–легкое – 18,5.

Проблемы трансплантации

К разряду медицинских проблем, возникающих при трансплантации, относятся проблемы иммунологического подбора донора, подготовки пациента к операции (прежде всего, очищение крови) и проведение послеоперационной терапии, устраняющей последствия пересадки органа.

Неправильный подбор донора может привести к возникновению процесса отторжения пересаженного органа иммунной системой реципиента после операции. Для недопущения возникновения процесса отторжения используются иммунноподавляющие препараты, необходимость введения которых сохраняется у всех пациентов до конца жизни.

При применении данных препаратов имеются противопоказания, способные привести к смерти больного.

Этико-правовые вопросы трансплантации касаются оправданности и неоправданности пересадки жизненно важных органов в клинике, а также проблематики взятия органов у живых людей и трупов. Трансплантация органов зачастую связана с большим риском для жизни пациентов, многие из соответствующих операций до сих пор находятся в категории лечебных экспериментов и не вошли в клиническую практику.

Взятие органов у живых людей сопряжено с принципами добровольности и безвозмездности донорства, однако в наши дни соблюдение данных норм поставлено под сомнение.

На территории РФ действует закон «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22 декабря 1992 года (с дополнениями от 20 июня 2000 года), запрещающий любые формы торговли органами, в том числе и предусматривающие скрытую форму оплаты в виде любых компенсаций и вознаграждений.

Живым донором может быть только кровный родственник реципиента (для получения доказательств родственности требуется генетическая экспертиза). Медицинские работники не имеют права участвовать в операции по трансплантации, если они подозревают, что органы были предметом торговой сделки.

Взятие органов и тканей у трупов также связано с вопросами этического и правового свойства: в США и странах Европы, где также запрещена торговля человеческими органами, действует принцип «испрошенного согласия», означающий, что без юридически оформленного согласия каждого человека на использование его органов и тканей врач не имеет права производить их изъятие. В России же действует презумпция согласия на изъятие органов и тканей, т.е. закон допускает взятие тканей и органов у трупа, если умерший человек или его родственники не выразили на это своего несогласия.

Также при обсуждении этических вопросов пересадки органов следует разделять интересы реанимационных и трансплантационных бригад одного и того же медицинского учреждения: действия первых направлены на спасение жизни одного пациента, а вторых – на возвращение жизни другому умирающему.

Группы риска при трансплантации

Главным противопоказанием при подготовке к трансплантации является наличие серьезных генетических различий донора и реципиента. В случае если ткани, принадлежащие генетически разным особям, различаются антигенами, то пересадка органа от одной такой особи к другой сопряжено с крайне высоким риском сверхострого отторжения трансплантата и его потери.

К группам риска относят онкологических больных, имеющих злокачественные новообразования с небольшим сроком после радикального лечения. При большинстве опухолей от завершения такого лечения до трансплантации должно пройти не менее 2 лет.

Противопоказана пересадка почки пациентам с острыми, активными инфекционными и воспалительными заболеваниями, а также обострениями хронических заболеваний подобного рода.

От пациентов, перенесших трансплантацию, также требуется неукоснительное соблюдение постоперационного режима и медицинских рекомендаций по неукоснительному принятию иммуноподавляющих препаратов.

Изменения личности при хронических психозах, наркомании и алкоголизме, не позволяющие соблюдать предписанный режим, также относят пациента к группам риска.

Требования к донорам при трансплантации

Трансплантат может быть получен у живых родственных доноров или доноров-трупов.

Основными критериями для подбора трансплантата является соответствие групп крови (в наши дни некоторые центры приступили к выполнению трансплантационных операций без учета групповой принадлежности), генов, отвечающих за развитие иммунитета, а также примерное соответствие веса, возраста и пола донора и реципиента. Доноры не должны быть инфицированы трансмиссивными инфекциями (сифилис, ВИЧ, гепатит В и С).

В настоящее время на фоне отмечающегося во всем мире дефицита человеческих органов требования к донорам пересматриваются.

Так, при пересадке почек чаще стали рассматриваться в качестве доноров погибающие пациенты пожилого возраста, страдавшие сахарным диабетом и некоторыми другими видами заболеваний. Таких доноров называют маргинальными или донорами расширенных критериев.

Наиболее хорошие результаты достигаются при трансплантации органов от живых доноров, однако большинство пациентов, особенно взрослых, не обладает достаточно молодыми и здоровыми родственниками, способными отдать свой орган без ущерба для здоровья.

Посмертное донорство органов – единственная возможность обеспечить трансплантационной помощью основное количество пациентов, нуждающейся в ней.
Нелегальная торговля органами. “Черный рынок”

По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, ежегодно в мире осуществляются тысячи незаконных операций по пересадке органов. Самый высокий спрос существует на почки и печень. В области пересадки тканей самым большим является число операций по пересадке роговицы.

Первое упоминание об импорте человеческих органов в Западную Европу относится к 1987 году, когда правоохранительные органы Гватемалы обнаружили 30 детей, предназначенных для использования в этом бизнесе. В дальнейшем подобные случаи были зарегистрированы в Бразилии, Аргентине, Мексике, Эквадоре, Гондурасе, Парагвае.

Первым арестованным за нелегальную торговлю органами стал в 1996 году гражданин Египта, скупавший почки у малообеспеченных сограждан по 12 тысяч долларов США за штуку.

По данным исследователей, торговля органами особенно широко ведется в Индии. В этой стране стоимость почки, приобретенной у живого донора, составляет 2,6-3,3 тысячи долларов США.

В некоторых деревнях штата Тамилнаду 10% населения продали свои почки.

До принятия закона, запрещающего торговлю органами, в Индию приезжали больные из обеспеченных стран для проведения операций по пересадке органов, продаваемых местными жителями.

Согласно заявлениям западных правозащитников, в КНР в трансплантологии активно используются органы казненных заключенных. Делегация Китая в ООН признала, что такая практика существует, но подобное происходит “в редких случаях” и “только с согласия приговоренного”.

В Бразилии операции по пересадке почки проводятся в 100 медицинских центрах. Здесь существует практика “компенсируемого дарения” органов, которую многие хирурги считают этически нейтральной.

По сообщениям сербских СМИ, судебно-медицинская комиссия Временной администрации ООН в Косове (UNMIK) выявила факт изъятия органов у пленных сербов албанскими боевиками во время югославских событий 1999 года.

На территории СНГ наиболее остро проблема нелегальной торговли человеческими органами стоит в Молдавии, где была раскрыта целая подпольная индустрия торговли почками. Группировка промышляла набором добровольцев, согласных за 3 тысячи долларов расстаться с почкой для ее продажи в Турции.

Одной из немногих стран мира, где законодательно разрешена торговля почками, является Иран. Стоимость органа здесь колеблется в пределах от 5 до 6 тысяч долларов США.

Источник: https://ria.ru/20091001/187003474.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.