Биологическое лечение рака легких при генных мутациях. Мутация EGFR – это хорошо или плохо? Мутирующий ген онкология

Мутация EGFR – это хорошо или плохо?

Биологическое лечение рака легких при генных мутациях. Мутация EGFR – это хорошо или плохо? Мутирующий ген онкология

Когда в 1962 году американский ученый обнаружил в экстракте слюнной железы мышей сложное вещество, эпидермальный фактор роста (EGF), состоящий из более чем пяти десятков аминокислот, он и не представлял, что сделал первый шаг к большому открытию, которому будет суждено изменить представление о раке легкого. Но лишь в начале XXI века станет достоверно известно, что мутации рецептора, с которым связывается EGF, могут становиться отправной точкой в развитии одной из самых агрессивных опухолей – рака легкого.

Что такое эпидермальный фактор роста?

Эпидермальный фактор роста (английский вариант Epidermal Growth Factor, или EGF) представляет собой белок, который стимулирует рост и дифференциацию клеток, выстилающих поверхность тела (эпидермис), полости и слизистые оболочки.

Следует отметить, что EGF – белок, необходимый нашему организму. Так, находящийся в слюнных железах эпидермальный фактор роста обеспечивает нормальный рост эпителия пищевода и желудка. Кроме того, EGF содержится в плазме крови, моче, молоке.

Свою работу EGF выполняет, связываясь с рецептором эпидермального фактора роста, EGFR, расположенным на поверхности клеток. Это приводит к активации ферментов тирозинкиназ, которые и передают сигнал о необходимости активной деятельности.

В результате происходят несколько последовательных процессов, в том числе увеличение скорости выработки белков и синтез молекулы, которая обеспечивает хранение и реализацию программы развития живых организмов, ДНК.

Итогом этого и становится деление клеток.

Если у вас рак легкого, вам, вероятно, не раз придется услышать и об эпидермальном факторе роста, и о рецепторе эпидермального фактора. Очень часто в инструкциях к препаратам и литературе, говоря о рецепторе эпидермального фактора роста, используют англоязычную аббревиатуру EGFR – от английского словосочетания epidermal growth factor receptor.

В 90-х годах прошлого века стала очевидна роль рецептора эпидермального фактора роста как онкогена, играющего одну из ведущих ролей в развитии ряда злокачественных заболеваний.

Эпидермальный фактор роста и рак

В конце XX века было проведено несколько исследований, подтверждающих значение EGF в развитии злокачественных заболеваний. В 1990 году американские ученые доказали, что блокирование связывания эпидермального фактора роста с рецепторами и, как следствие, предотвращение активации фермента тирозинкиназы останавливает рост злокачественных клеток [1].

Конечно, далеко не у всех и не всегда эпидермальный фактор роста «запускает» процессы ненормируемого деления клеток.

Чтобы нормальный белок, необходимый для жизнедеятельности нашего организма, вдруг стал его злейшим врагом, в молекуле рецептора эпидермального фактора роста должны произойти генетические изменения, или мутации, которые приводят к многократному увеличению числа рецепторов EGF – их гиперэкспрессии.

Причиной мутаций могут быть потенциально агрессивные факторы окружающей среды, например, токсины, а также курение, поступление канцерогенных веществ с пищей. В некоторых случаях «поломки» в рецепторе эпидермального фактора роста накапливаются на протяжении нескольких поколений, передаваясь от родителей детям. Тогда говорят о наследственных мутациях.

Мутации EGFR приводят к тому, что процесс деления клеток полностью выходит из-под контроля, вследствие чего и развивается рак.

Следует отметить, что «поломки» в молекуле рецептора эпидермального фактора роста связаны с несколькими видами рака. Прежде всего, это немелкоклеточный рак легкого (НМРЛ). Гораздо реже мутации и, как следствие, гиперэкспрессия EGFR приводят к развитию опухолей шеи, головного мозга, толстой кишки, яичника, шейки матки, мочевого пузыря, почки, молочной железы, эндометрия.

Есть ли у вас мутация эпидермального фактора роста?

У некоторых категорий больных вероятность «поломки» значительно повышена. Так, известно, что мутация рецептора эпидермального фактора роста гораздо чаще происходит у людей, которые никогда не курили.

Это вовсе не означает, что приверженцы табакокурения реже болеют раком легкого – напротив, известно, что вредная привычка становится причиной развития заболевания в 90% случаев.

Просто у курильщиков рак легкого развивается по другому механизму.

Мутации рецептора эпидермального фактора роста чаще обнаруживаются у больных аденокарциномой легкого, которые никогда не курили. «Поломки» EGFR также в большинстве случаев выявляются у женщин.

Показательные результаты, отражающие распределение мутаций эпидермального фактора роста среди россиян, были получены в одном крупном отечественном исследовании, в котором были изучены данные более 10 тысяч больных раком легкого [2]. Они показали, что мутации EGFR обнаруживались:

  • У 20,2% больных аденокарциномой, 4,2% больных плоскоклеточным раком и 6,7% больных крупноклеточной карциномой легкого
  • У 38,2% некурящих женщин и только у 15,5% некурящих мужчин
  • У 22% курящих женщин и 6,2% курящих мужчин

Кроме того, в исследовании было выявлено, что вероятность появления «поломки» в рецепторе эпидермального фактора роста увеличивается у больных аденокарциномой с возрастом, вырастая от 3,7% в 18-30 лет до 18,5% в 81-100 лет.

Результаты зарубежного исследования, в котором участвовали более 2000 больных аденокарциномой легкого [3], показали, что мутация EGFR была выявлена:

  • У 15% больных, которые курили в прошлом
  • 6% больных, куривших в настоящем
  • 52% больных, которые никогда не курили

Эти данные подтверждают: мутации рецептора эпидермального фактора роста могут быть обнаружены и у тех, кто не представляет жизни без сигареты, просто гораздо реже, чем у приверженцев здорового образа жизни.

Несмотря на вполне однозначную тенденцию распространения «драйвер-мутации» EGFR, точный ответ на вопрос, есть ли эта «поломка» у вас, можно получить только по результатам молекулярно-генетического тестирования, которое проводят всем больным раком легкого.

Если у вас обнаружена мутация EGFR

Еще каких-то десять лет назад у половины больных раком легкого было гораздо меньше шансов успешно бороться с опухолью. Однако сегодня стали доступны препараты, которые позволили в корне изменить эту ситуацию. Речь идет о таргетной терапии, которая стала доступной в последнее десятилетие.

Наличие мутации эпидермального фактора роста, подтвержденное результатами молекулярно-генетического исследования, предоставляет онкологам возможность ввести в схему лечения таргетные препараты. Создание таргетных лекарственных средств для лечения рака легкого стало прорывом в современной онкологии.

Таргетные препараты действуют на первопричину злокачественного заболевания, влияя на сам механизм, запускающий неограниченный клеточный рост и деление. Они блокируют фермент тирозинкиназу, которая передает сигнал к «началу боевых действий» и, собственно, активирует процессы размножения и роста клеток.

Таргетные препараты «работают» только при наличии соответствующих мутаций. Если генной «поломки» нет, они неэффективны!

Таргетная терапия рака позволяет значительно отдалить его прогрессирование, в том числе и по сравнению со стандартной химиотерапией. Это – значимое преимущество таргетных лекарств.

Выживаемость без прогрессирования – это время от начала приема препарата до прогрессирования вашей болезни.

Способность таргетных препаратов (ингибиторов тирозинкиназы EGFR) продлевать время до прогрессирования опухоли была доказана в крупном анализе, изучающем результаты 23 исследований, в которых участвовало более 14 тысяч больных немелкоклеточным раком легкого с мутацией рецептора эпидермального фактора роста [6].

Важно отметить, что при наличии мутации EGFR лечение рака, как правило, не исчерпывается только таргетными препаратами. Вы должны быть готовым к сложной, длительной и комплексной терапии, в том числе оперативному вмешательству, лучевой терапии и др.

Если у вас не обнаружена мутация EGFR

Отрицательный результат молекулярно-генетического анализа на мутацию EGFR еще не говорит о том, что таргетная терапия вам не поможет. Прежде всего, важно выяснить, обнаружены ли в вашей опухоли какие-либо другие «поломки». Хотя мутация рецептора эпидермального фактора роста является самой распространенной среди больных раком легкого, не исключена вероятность и других, более редких «ошибок».

В современных протоколах, на которые опираются онкологи при подборе индивидуальной схемы лечения НМРЛ, настоятельно рекомендуют проводить развернутый молекулярно-генетический анализ для выявления не только самых распространенных «драйвер-мутаций», но и редких «поломок». Современный выбор таргетных препаратов позволяет подобрать «целевое» лекарство для большинства известных мутаций при раке легкого.

Если же в образце вашей опухоли не было обнаружено ни одной генетической «ошибки», таргетная терапия вам действительно не показана. Препараты, которые созданы для того, чтобы попадать «в яблочко», бесцельно не принимают, поскольку они просто не будут работать.

Но у онкологов есть и другие терапевтические возможности, которые в вашем случае будут эффективны: это химиотерапия и, возможно, иммунотерапия.

И все же вы должны помнить – индивидуальную схему лечения будет определять ваш лечащий врач, опираясь на данные о гистологическом типе вашей опухоли, стадии заболевания и др.

Список литературы

  1. Divgi C.R., et al. Phase I and Imaging Trial of Indium 111-Labeled Anti-Epidermal Growth Factor Receptor Monoclonal Antibody 225 in Patients With Squamous Cell Lung Carcinoma. JNCI J. Natl. Cancer Inst. Oxford University Press, 1991. Vol.83, №2, P. 97-104.
  2. Imyanitov E.N., et al. Distribution of EGFR Mutations in 10,607 Russian Patients with Lung Cancer. Mol. Diagn. Ther. Springer International Publishing, 2016. Vol.20, №4, P. 40-406.
  3. D’Angelo S.P., et al. Incidence of EGFR exon 19 deletions and L858R in tumor specimens from men and cigarette smokers with lung adenocarcinomas. J. Clin. Oncol. American Society of Clinical Oncology , 2011. Vol.29, №15, P. 2066-2070.
  4. Sharma S.V., et al. Epidermal growth factor receptor mutations in lung cancer. Nat. Rev. Cancer. 2007. Vol.7, №3, P. 169-181.
  5. Lynch T.J., et al. Activating Mutations in the Epidermal Growth Factor Receptor Underlying Responsiveness of Non-Small-Cell Lung Cancer to Gefitinib. N. Engl. J. Med. Massachusetts Medical Society, 2004. Vol.350, №21, P. 2129-2139.
  6. Lee C.K., et al. Impact of EGFR Inhibitor in Non-Small Cell Lung Cancer on Progression-Free and Overall Survival: A Meta-Analysis. JNCI J. Natl. Cancer Inst. Oxford University Press, 2013. Vol.105, №9, P. 595-605.

Источник: http://www.help-patient.ru/oncology/types/lung/EGFR_mutations/

Мутации гена EGFR, немелкоклеточный рак легких, диагностика. Разбираемся что к чему

Биологическое лечение рака легких при генных мутациях. Мутация EGFR – это хорошо или плохо? Мутирующий ген онкология

Рак легкого на сегодняшний день занимает одно из первых мест в мире по уровню смертности среди злокачественных новообразований.

Ежегодно в России от рака легкого погибают около 60 тыс. человек, что составляет 20% от всех умерших от злокачественных заболеваний.

Для рака легкого и других нозоологий характерны генетические нарушения, связанные с циклом деления клеток. Ген EGFR кодирует рецептор эпидермального фактора роста.

При немелкоклеточном раке легкого (НМРЛ) любой гистологии объединенные частоты мутаций EGFR варьируются в диапазоне от 8,4 до 35,9% у постоянных/заядлых курильщиков и от 37,6 до 62,5% у никогда не куривших/изредка куривших пациентов (European Society of Medical Oncology https://oncologypro.esmo.org).

Мутации гена EGFR, связанные с раком легких

EGFR представляет из себя трансмембранный гликопротеин, входящий в семейство рецепторных тирозинкиназ. EGFR влияет на ангиогенез, пролиферацию и увеличение метастатической активности клеток. Наличие ряда мутаций в гене EGFR приводит к димеризации рецептора, фосфорилированию его внутриклеточного тирозинкиназного домена и активации сигнальных путей протеинкиназ.

Фосфорилированные белки, в свою очередь, активируют факторы транскрипции, регулирующие синтез мРНК и белков. Большинство соматических мутаций гена EGFR, обнаруживаемых у больных немелкоклеточным раком лёгкого (НМРЛ), локализованы в экзонах 18-21, кодирующих тирозинкиназный домен.

Открытие этих мутаций немедленно связали с положительным ответом на терапию ингибиторами тирозинкиназы EGFR.

Наибольший интерес вызывают мутации, связанные с чувствительностью к ингибиторам тирозинкиназы (ИТК). Это делеции в экзоне 19 (del19), которые могут иметь различный размер, замена L858R в экзоне 21, а также мутации, связанные с устойчивостью к ИТК, например, мутация T790M в экзоне 20.

Методы определения мутаций гена EGFR у человека

Одним из первых методов определения соматических мутаций в гене EGFR было секвенирование по Сэнгеру, которое предполагало анализ всей кодирующей области. Однако, этот метод имеет низкую чувствительность (около 20% содержания мутантной ДНК в образце), поэтому были разработаны более чувствительные способы, основанные на прямом анализе мутаций и делеций гена EGFR.

Современные методы анализа соматических мутаций представляют собой либо таргетное секвенирование генов, либо полногеномное/полноэкзомное секвенирование. Однако, необходимо отметить, что это дорогостоящие методы.

В молекулярно-генетических исследованиях используют преимущественно ДНК, выделенную непосредственно из опухолевой ткани.

И хотя операционный материал обычно доступен в виде фиксированного в формалине биопсийного материала (FFPE-блоки), тем не менее, получение качественного биологического материала для анализа требует особых методических подходов.

Поскольку опухоль часто является гетерогенной и имеет различные молекулярно-генетические профили, генетический анализ мутаций в тканях может быть затруднен.

Более того, при НМРЛ EGFR тестирование не проводится у 20% пациентов из-за недоступности или нехватки тканевого материала.

Поэтому наиболее перспективным направлением представляется определение статуса мутаций гена EGFR не только в ткани, но и в циркулирующей опухолевой ДНК (цоДНК), содержащейся в плазме крови, количество которой увеличивается за счёт распада опухолевых клеток.

Это существенно заметно на поздних стадиях заболевания.

Таргетная терапия при лечении рака легких

На сегодняшний день в России доступны EGFR-тесты, которые предназначены для определения статуса мутаций гена EGFR методом ПЦР в реальном времени для пациентов с диагнозом метастатический немелкоклеточный рак легкого (НМРЛ) III- IV стадии для определения показаний к таргетной терапии низкомолекулярными ингибиторами тирозинкиназы EGFR. Стоимость таких ДНК тестов в Российских генетических лабораториях начинается от 10 000 рублей.

Клиническая значимость данных тестов состоит в определении показаний к таргетной терапии (направленного лечения) и мониторинга ответа при патологии – метастатический немелкоклеточный рак легкого (НМРЛ) III- IV стадии.Алгоритм действий

Возможности применения диагностического тестирования на определение статуса мутаций гена EGFR сводится к следующему алгоритму: определение наличия мутаций, принятие решения о лечении, мониторинг лечения (мониторинг ответа на ингибиторы EGFR).

Перспективами будущей диагностики являются скрининг для ранней диагностики, принятие решения о терапии и мониторинг рецидивов. Таким образом, делается упор на ранний первичный скрининг НМРЛ, равно как и других нозоологий.

Это является одной из главных задач персонализированной медицины при лечении онкологических заболеваний, которая сочетает традиционные методы химиотерапии и таргетные препараты нового поколения для достижения наилучшего возможного результата для пациента.

Сергей Попов, PhD, молекулярный генетик, заведующий отделом неинвазивной пренатальной диагностики генетической лаборатории Медикал Геномикс.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c5bcb5d54a2bb00ac12cc64/mutacii-gena-egfr-nemelkokletochnyi-rak-legkih-diagnostika-razbiraemsia-chto-k-chemu-5e4bf00b199f2d3291f123d1

Генные мутации в раке легких: перспективные предсказательные факторы успеха молекулярной терапии

Биологическое лечение рака легких при генных мутациях. Мутация EGFR – это хорошо или плохо? Мутирующий ген онкология
Gene Mutations in Lung Cancer: Promising Predictive Factors for the Success of Molecular Therapy
Источник: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC545205/

Акира Иноуэ — научный сотрудник, а Тосихиро Нукива — профессор кафедры респираторной онкологии и молекулярной медицины, Институт развития, старения и рака, Университет Тохоку, Сендай, Япония.

Конкурирующие интересы: авторы заявляют, что у них нет конкурирующих интересов.

Гефитиниб и эрлотиниб — это два новых метода лечения рака легких. Генетические мутации в раке могут помочь предсказать, какие пациенты будут реагировать на эти методы лечения

Рак легких является основной причиной смерти во многих странах. На сегодняшний день причиной смертности от рака при химиотерапии с помощью цитотоксических средств является основной способ лечения рака легких. Однако активность этих агентов весьма ограничена, и они имеют серьезные побочные эффекты.

Недавние быстрые успехи в молекулярной биологии привели к развитию многих новых агентов, которые ингибируют активность определенных молекул, связанных с ростом опухоли, инвазией или метастазами [1], и эти агенты могут улучшить исход лечения рака легких , Но нам еще не удалось успешно доставить этих агентов со скамейки до постели.

Гефитиниб является первым «молекулярно-целевым агентом» для рака легких, который ингибирует тирозинкиназу рецептора эпидермального фактора роста (EGFR, также известный как ERBB1). EGFR часто сверхэкспрессируется при немелкоклеточном раке легкого (НМРЛ), особенно при плоскоклеточной карциноме, и его экспрессия связана с распространением рака.

Первоначальные клинические испытания гефитиниба показали свою умеренную клиническую активность у пациентов, у которых не было предыдущей стандартной химиотерапии.

Но последующие рандомизированные исследования у пациентов с ранее нелеченным, продвинутым НМРЛ не показали клинического преимущества гефитиниба в сочетании со стандартной химиотерапией только по сравнению с химиотерапией [2,3,4,5].

Эрлотиниб, еще один ингибитор тирозинкиназы EGFR для лечения НМРЛ, который был одобрен Управлением по контролю за продуктами и лекарствами США в ноябре 2004 года, имеет терапевтический профиль, аналогичный профилю гефитиниба.

Эрлотиниб показал преимущество выживания в исследовании III фазы для химиорегулярного НМРЛ, которое сравнивало эрлотиниб с наилучшей поддерживающей терапией [6].

(На сегодняшний день не было никаких испытаний, показывающих преимущества выживания ингибиторов EGFR в сравнении со стандартной химиотерапией.

) Интересно, что в этих исследованиях ингибиторов EGFR уровни экспрессии EGFR в опухолях не коррелировали с ответом; высокие показатели ответа наблюдались у женщин, пациентов с аденокарциномой, некурящими и японскими пациентами. Недавние исследования теперь проливают свет на то, почему некоторые пациенты чаще реагируют, чем другие, — ключ лежит в присутствии мутаций генов.

В апреле и мае 2004 года два новых исследования, опубликованные в Science и New England Journal of Medicine, помогли объяснить на молекулярном уровне низкую клиническую активность ингибиторов EGFR [7,8].

Эти исследования идентифицировали соматические мутации в гене EGFR, особенно вокруг области, кодирующей АТФ-связывающий карман домена тирозинкиназы рецептора. Эти мутации повысили чувствительность опухолевых клеток к гефитинибу.

Высокий уровень мутаций был обнаружен у пациентов с НМРЛ, которые имели долговременный клинический ответ на гефитиниб, и последующие исследования показали, что эти мутации также были связаны с ответом на эрлотиниб.

Более того, такие мутации чаще выявлялись у пациентов с аденокарциномой, у женщин, у японских пациентов и у некурящих [9] — результаты, совместимые с предыдущими клиническими данными.

Эти выводы, мы надеемся, приведут к идентификации подгрупп пациентов, которые могут в значительной степени воспользоваться преимуществами таких ингибиторов EGFR. Но еще один вопрос был поднят этими исследованиями: разве только мутации гена EGFR определяют реакцию на ингибиторы EGFR?

Белки RAS представляют собой низкомолекулярные GTPases, которые связаны с внутренней стороной клеточной мембраны. Они участвуют в пути передачи сигналов: они регулируют нисходящие эффекторные белки, такие как Raf / MAP киназа и PI3 киназа, под влиянием различных рецепторов клеточной поверхности, включая EGFR (рисунок 1).

Мутации гена K-ras обнаружены в до 30% аденокарциномы легких и считаются плохим прогностическим фактором [10].

Исследование Пао и коллег, опубликованное в этом выпуске PLoS Medicine, предполагает, что мутация K-ras является важным прогностическим фактором в определении того, какие пациенты получат пользу от приема ингибиторов EGFR [11].

В исследовании Пао и коллег мутации K-ras были полностью связаны с отсутствием ответа на ингибиторы EGFR (0/14 опухолей с мутациями K-ras были чувствительными). Мутации EGFR были в значительной степени связаны с ответом (17/17 опухолей с мутациями EGFR были чувствительными), как отмечалось в предыдущих исследованиях.

Стрелки указывают на стимуляцию и T-бары, торможение. EGFR-I, ингибитор EGFR; MEK, MAPK киназа.

Хотя количество опухолей, исследованных в этом исследовании, может быть слишком маленьким, чтобы привести к определенному заключению, и, кроме того, ретроспективно собрано около половины опухолей — это исследование является первым, показывающим, что мутации EGFR и K-ras не связаны и что мутации K-ras связаны с отсутствием чувствительности к ингибиторам EGFR. Однако, поскольку чувствительность метода поиска каждой мутации влияет на частоту ее обнаружения, важна стандартизация методов обнаружения. Следовательно, истинная частота мутаций K-ras в НМРЛ (включая неаденокарцинома) и их рефрактерность ингибиторам EGFR должна быть установлена ​​в дальнейших исследованиях. Фактически, зарегистрированная частота мутаций EGFR различается между учреждениями. Кроме того, хотя исследование Пао и коллег изучало такие мутации только по последовательности ДНК, экспрессия мРНК или белка могла бы более точно отображать состояние мутации.

В клинической практике длительная стабилизация заболевания без заметного уменьшения размера опухоли наблюдается у примерно половины пациентов, получавших ингибиторы EGFR, и значительная выгода для жизни в этой группе была показана в исследовании III фазы [6]. Должен быть оценен статус мутации гена EGFR и гена K-ras среди стабилизированных опухолей; он может выявить две разные группы, дифференцированные по статусу мутации.

Также важно установить, является ли в опухолях с мутацией EGFR, которая в конечном итоге приобретает устойчивость к ингибиторам EGFR, сопротивление связано с изменением статуса EGFR (мутацией или изменением экспрессии) или связано с изменением K-ras положение дел.

Такие изменения могут быть выявлены путем повторного обследования опухолей во время рецидива.

Если резистентность зависит от K-ras, новые «ингибиторы K-ras» (к сожалению, пока недоступны) могут помочь пациентам, у которых развилась мутация K-ras, а также у пациентов, у которых опухоли содержат мутации K-ras от начало.

Несмотря на то, что многие вопросы по-прежнему необходимо решать шаг за шагом через проспективные исследования, чтобы показать преимущества этой новой стратегии, эти мутации являются перспективными прогностическими факторами успеха ингибиторов EGFR.

Даже если популяция, которая может воспользоваться ингибиторами EGFR (такими как пациенты, которые являются положительными для мутации EGFR и отрицательными для мутации K-ras), очень мала, скорость ответа более 80% является обнадеживающей и никогда ранее не достигалась в продвинутом НМРЛ.

Наконец, важно определить, какие пациенты не получают никакой пользы от ингибиторов EGFR, потому что серьезные побочные эффекты, такие как острая травма легких, могут возникать у любого пациента, лечившегося этими препаратами [12].

Объединив все факторы, которые связаны с ответом или сопротивлением, можно надеяться, что пациенты, которые получат пользу от лечения, могут быть идентифицированы. Несомненно, мы сделали большой шаг вперед в области молекулярной терапии для лечения рака легких.

Образец цитирования: Иноуэ А, Нукива Т (2005) Генные мутации при раке легкого: Перспективные предсказательные факторы успеха молекулярной терапии. PLoS Med 2 (1): e13.

рецептор эпидермального фактора роста

немелкоклеточный рак легких

Источник: http://rupubmed.com/rak/rak-legkih/92755

Генная мутация рака легких: классификация, диагностика, методы лечения

Биологическое лечение рака легких при генных мутациях. Мутация EGFR – это хорошо или плохо? Мутирующий ген онкология

Современная медицина сделала впечатляющий рывок вперед. Значительно повысилась продолжительность жизни у людей на поздних стадиях рака легких. Опыт специалистов клиники «ВитаМед» позволяет гарантировать внимательную и точную дифференциацию мутаций при раке легких, с подбором подходящего курса лечения для повышения качества жизни и высоких шансов на успешное лечение.

Мутация EGFR
Эта мутация встречается преимущественно у некурящих людей. Обнаружение такой мутации на поздних стадиях рака представляет собой обнадеживающий признак, поскольку предполагает восприимчивость к лечению ингибиторами тирозинкиназы (препараты эрлотиниб и гефитиниб).

Транслокации ALK
По данным исследований, эта мутация при раке легкого более характерна у молодых и некурящих пациентов. Её обнаружение говорит о чувствительности к кризотинибу.

Мутация KRAS
Обычно данная мутация при лаке легкого встречается у курильщиков. Особой роли для прогноза не играет. При анализе статистических данных указано – встречались и случаи ухудшения состояния, и улучшения, что не позволяет сделать однозначный вывод о её влиянии.

Транслокация ROS1
Эта мутация, подобно транслокации ALK, преимущественно встречается у молодых, некурящих пациентов. В ходе клинических испытаний установлена высокая чувствительность таких опухолей к лечению кризотинибом, сейчас ведутся исследования препаратов нового поколения.

Мутация HER2
Обычно изменения представлены точечными мутациями. Опухолевые клетки в своей жизнедеятельности не зависят критическим образом от этой мутации, однако по результатам новых испытаний выявлен частичный положительный эффект у пациентов с комбинированным лечением посредством трастузумаба и цитостатических средств.

Мутация BRAF
Некоторые больные с мутациями этого гена (вариант V600E) поддаются лечению дабрафенибом, ингибитора белка B-RAF, кодируемого геном BRAF.

Мутация МЕТ
Ген МЕТ кодирует тирозинкиназный рецептор фактора роста гепатоцитов. Встречается увеличение числа копий этого гена (амплификация), при этом сам ген редко подвергается мутациям, и их роль изучена недостаточно.

Амплификация FGFR1
С данной амплификацией сталкиваются 13-26% пациентов с плоскоклеточным раком легких. Обычно распространена среди курящих пациентов, на практике предполагает неблагоприятный прогноз. Однако ведется соответствующая работа по разработке препаратов, направленных на это нарушение.

Основные принципы диагностики мутаций рака легкого

Чтобы точно диагностировать рак легких, предусмотрена бронхоскопия с забором биоптата для проведения цитологического и гистологического исследований. После того как из лаборатории поступит заключение о наличии мутации и выявленном типе мутации, будет составляться подходящая тактика медикаментозного лечения, назначаются соответствующие биологические препараты.

Биологическая терапия при злокачественных опухолях легких

Каждая программа терапии индивидуальна. Биологическая терапия предполагает работу с двумя типами лекарств, которые различаются по принципу воздействия на опухоль, но направлены на одинаковый окончательный эффект. Их цель – блокирование мутации клеток на молекулярном уровне, без вредного последствия для здоровых клеток.

За счет стабильного целевого действия исключительно на клетки опухоли удается приостановить рост злокачественных клеток уже спустя несколько недель.

Чтобы поддержать достигнутый эффект, требуется продолжение курса приема препаратов. Лечение с помощью препаратов практически не сопровождается побочными эффектами.

Но постепенно возникает невосприимчивость клеток к действующим компонентам лекарств, поэтому нужно корректировать лечение по мере необходимости.

Различия в лечении мутаций рака легкого

На долю мутации гена EFGR приходятся порядка 15% всех случаев. В таком случае для лечения может использоваться один из ингибиторов EGFR: эрлотиниб (Тарцева) или гефитиниб (Иресса); созданы и более активные препараты нового поколения. Данные лекарства обычно не вызывают тяжелых побочных эффектов, выпущены в форме капсул либо таблеток.

Транслокация генов ALK/EML4, на долю которой приходятся 4-7% всех случаев, предполагает назначение кризотиниба (Ксалкори); разрабатываются его более активные аналоги.

При опухолевом ангиогенезе для его подавления предполагается терапия с препаратом бевацизумаб (Авастин). Назначается препарат вместе с химиотерапией, значительно повышая эффективность данного лечения.

Онкологические заболевания требуют тщательной диагностики и индивидуального подхода для определения курса эффективного лечения – обязательные условия, которые готовы обеспечить специалисты клиники «ВитаМед».

9-20

Первичный приемОнкологАкушер – гинекологМаммологКардиологКосметологЛорМассажистНеврологНефрологПроктологУрологФизиотерапевтФлебологХирургЭндокринологУЗИ

Источник: http://vitamed.moscow/stati/onkologiya/mutatsiya-raka-legkikh/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.